Об упаковке - Для упаковки

НИКОЛАЙ, ВИКТОР И ДВА ПЕТРА – ВЫДАЮЩИЕСЯ ДЕЯТЕЛИ В ПРОИЗВОДСТВЕ КРЕПКИХ НАПИТКОВ

Добавить статьюПодписка на рассылкуПоиск по разделу

22.11.2022

Комментариев: 1

Часть 1.

Так уж сложилось, что автор этого материала писал об основоположниках молочного дела в России, о выдающих российских специалистах в производстве игристого вина. И хотя о русской водке и ее главных брендах на портале уже сообщалось, о незаурядных специалистах в области производства этого нашего национального продукта, пока еще не говорилось. Настало время восполнить этот пробел.

При этом если о первых двух лицах информацию можно легко найти в интернете, то с двумя другими гораздо сложнее. Сведения о них приходилось искать буквально по крупицам. Но и с первыми не все просто. Многие «исследователи», помещающие свои материалы во всемирной сети, одни и те же эпизоды приписывают и тому, и другому винокуру, каждый из которых сам по себе выдающийся человек. Так же поступают и с их продукцией. Поэтому здесь, возможно, не слишком вдаваясь в жизненные эпизоды героев рассказа, попробуем отметить то главное, чем они отметились в истории страны и в производстве ее национального напитка.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Николай Леонтьевич Шустов

Если произнести фамилию Шустов, то сразу же всплывет в памяти знаменитый «коньяк Шустова». Хотя, понятно, никто из наших современников этот продукт в подлинном виде не пробовал. Но самое интересное, основатель торгово-промышленной компании «Н. Л. Шустов и сыновья», по сути, отношения не имел. Но его роль в производстве алкогольной продукции и без этого велика.

В своем деле Николай Леонтьевич Шустов (1813 - 1898) сполна воспользовался своеобразным «наследством» своего отца Леонтия Архиповича. У того было хобби – собирать рецепты наливок и настоек. Поработав порядка 30 лет в лавке отца, а потом в самостоятельной торговле напитками других производителей и накопив первоначальный капитал, Николай Леонтьевич в 1863 г. начал собственный выпуск продукции. Это было маленькое, практически кустарное производство, где наряду с хозяином трудились трое работников. Но уже два года спустя он перебрался в более просторное помещение, где в четыре раза увеличил производство. А в 1880 г. последовало значительное укрупнение производства, положившее начало по нынешним понятиям заводу по выпуску крепких напитков. Заметной особенностью его производства было то, что Николай Леонтьевич, прекрасно зная продукцию конкурентов (зря ли что ли он много лет ею торговал?), где качество далеко не всегда было приоритетом, поставил перед собой и работниками задачу: выпускать только качественные напитки.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Кроме собственно водки, Н. Шустов, воспользовавшись упомянутым «наследством» отца, производил настойки и наливки. В этом, считаю, главная заслуга Николая Леонтьевича. Он первым в стране стал выпускать эту алкогольную продукцию на предприятии и в промышленных объемах. Ранее ее производили только в домашних условиях и, естественно, небольшими партиями. Так сказать, «для себя и для гостей».

Коньяк же Шустова – это дело его сыновей. Первые бутылки коньяка появились в продаже в 1896 г. Но первоначально это было то, что сейчас называется СТМ. Напиток в бочках приобретался в Армении и разливался на предприятии Шустова. Но сам Николай Леонтьевич к тому времени от дел по возрасту уже отошел. В год его смерти в 1898 г. сыновья, конкретно Николай (1856 – 1917), возглавивший компанию, приобрели коньячный завод в Армении (тогда – в Тифлисской губернии), а чуть позже винные заводы в Одессе и Кишиневе. Перед тем один из братьев изучал коньячное производство во Франции. И его знания позволили модернизировать завод в Армении, а два винных завода преобразовать в коньячные.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Надо отметить, что, заботясь о качестве сырья, братья Шустовы много сделали для улучшения выращивания винограда в России.

Пётр Арсеньевич Смирнов

Главный конкурент Шустова Петр Арсеньевич Смирнов (1831 – 1898) начал собственное производство в тот же год, что и Николай Леонтьевич. Также он некоторое время перед тем торговал чужими напитками, правда, всего три года. При начале своего промышленного бизнеса он решил выпускать продукцию только высокого качества. Да и развивалось производство, как у Шустова, от мелкого до крупного. Но, пожалуй, у Смирнова интенсивнее. Так, у него вначале было 25 рабочих, против троих у Шустова.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Раньше конкурента он и значительно расширился в 1867 г. Изображение здания его завода и главного склада, которое находилось на углу Пятницкой улицы у Обводного канала, он по тогдашней рекламно-промышленной моде стал помещать на этикетках продукции и в рекламных материалах.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Выпускал он и наливки и настойки. Но в меньших объемах, нежели Шустов. Зато он торговал вином: отечественным и импортным. По сути, он был основоположником российских торговых сетей с широкой номенклатурой алкогольной продукции.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

После его смерти дело отца продолжили сыновья: Петр, Николай и Владимир.

К известному международному бренду водки «Smirnoff» Петр Арсеньевич не имеет по существу никакого отношения. Да и вообще, эта водка к России имеет лишь косвенное отношение. Один из его сыновей Владимир Петрович (1875 – 1934), оказавшись после революции в Стамбуле, решил восстановить семейное дело. Попытался выпускать водку. Но в мусульманской стране развернуться ему не удалось. Переехав в Варшаву, он пытался выпускать водку, названию которой он дал французское написание, но и там, как позже и в Праге, дело пошло не слишком успешно. Лучше стало получаться в Париже, куда он, в конце концов, перебрался и в предместье которого арендовал небольшой заводик. А в 1933 г. за год до смерти он через посредника продал права на производство и распространение «смирновской» американской компании Heubline.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Шустов и Смирнов – если не всё, то многое познается в сравнении

Что касается производства непосредственно водки, то Смирнов опережал Шустова. Его продукция получила ряд наград на международных выставках, котировалась выше, отсюда у нее была более высокая цена. Кроме того, он опережал конкурента в объемах производства «русского напитка». К 1873 г. годовой объем производства достиг 100 тысяч ведер водки на сумму более 600 тысяч рублей. А у Шустова производства тех же 100 тысяч ведер водки достигли лишь 1884 г., но составили они сумму в 420 тысяч рублей. Нетрудно понять, что водка Смирнова стоила примерно в полтора раза дороже.

Звания поставщика Двора Его Императорского Величества П. Смирнов был удостоен в 1886 г. А т. к. 10 лет спустя он стал поставщиком двора дяди императора и удостоился еще одного государственного герба за участие в выставке в Нижнем Новгороде, предприятие получило право изображать на этикетке продукции три герба. А «Товарищество коньячного и водочного завода и складов русских виноградных вин Н. Л. Шустова с сыновьями» получило звание поставщика Двора лишь в 1912 г. За коньяк.

К концу XIX в. на предприятии Шустова производилось продукции на 4,5 млн рублей в год, а у Смирнова на 17 млн. Но при знаменитой водочной реформе С. Ю. Витте прибыль предприятия Смирнова уменьшилась в 15 раз. Были потери и в фирме Шустова, но не столь значительные, хорошо выручило производство коньяка. Да и вообще, стоит отметить, что производство этого «солнечного напитка» был великолепным ходом по диверсификации выпускаемой продукции. И главное, вовремя сделанным. Есть подозрения, что братья Шустовы занялись коньячным производством, предвидя последствия водочной реформы. А вот при введении сухого закона в 1914 г. значительно пострадали обе компании.

Есть еще одно общее у этих выдающих производителей, которое отмечают многие. Оба они старались заботиться о своих работниках. На их предприятиях были более высокие зарплаты в сравнении с производствами других фабрикантов. Оба строили жилье для работников и, как бы сейчас сказали, объекты социального назначения.

А напоследок – загадка, ответа на которую у автора этих заметок пока нет. Во многих источниках указывается, что наливки и настойки Шустова продолжали выпускаться в СССР. Впрочем, выпускаются и сейчас. Не беремся судить, насколько сохранилась оригинальная рецептура этих напитков, обратимся к зрительной ассоциации.

Фото: zavodfoto.livejournal.com

Вот советский рекламный плакат 1938 г. Обратите внимание на левую бутылку.

Фото: odessa-memory.info

А вот дореволюционная газетная реклама продукции Шустова.

Фото: New Retail

Но есть и реклама аналогичной продукции и Смирнова.

Согласитесь, прямая связь в виде оригинальной формы бутылки и оформления этикетки между советской и «царской» продукцией присутствует. Автор заметок по детским воспоминаниям может подтвердить, что рябиновая настойка именно в такой бутылке продавалась вплоть до начала 1960-х гг.

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Но вот вопрос: чья именно настойка послужила основой советского алкогольного напитка? И еще: как могла одновременно существовать продукция с аналогичным наименованием, да еще и оформленная практически одинаково? Как могли допустить предприниматели выпуск конкурентом по сути контрафактной продукции, без разницы, кто бы ни выпустил оригинал первым?

Музей истории водки. Фото: Unipack.Ru

Продолжение следует...


Запрещается использовать фотографии портала, опубликованные в статье, без письменного разрешения редакции Unipack.Ru.


Автор:  Ульянов Владимир Николаевич, Эксперт портала Unipack.Ru, бывший конструктор упаковочного оборудования


Подписывайтесь на наши новости в соцсетях и рассылке Unipack.Ru:


Делитесь нашими публикациями в ваших соцсетях:

Источник: Unipack.Ru

Все статьи рубрики Все статьиВерсия для печатиПоиск по разделу

Читайте по теме:

Все производители и поставщики продукции

Комментарии

22.11.2022 09:50Николаев А.

Видимо форму бутылки раньше такую любили. Раньше (как и сейчас) пиво Хамовники в похожей таре выпускалось.

Добавить комментарии

Последние комментарии Правила обсуждения материалов на Unipack.ru

На портале представлено: предприятий видов продукции и оборудования
Зарегистрировано: пользователей
Мы в соцсетях:
Рейтинг@Mail.ru