Об упаковке - Для упаковки

В каждой бочке затычка

Добавить статьюПодписка на рассылкуПоиск по разделу

10.11.2015

Комментариев: 1

Мы продолжаем разговор о бочках в пословицах и фразеологизмах, начатый предыдущей статьёй в нашей рубрике «Ожерелье упаковочной мудрости». Тара и упаковка используются людьми с незапамятных времён, поэтому неудивительно, что образы, связанные с ними, употребляются в народе в виде пословиц и поговорок. Свойства тары и упаковки становятся в них образами и переносятся на людей и их действия.

Бочка – настолько популярная у многих народов тара, что её образ мы видим во множестве пословиц. Не исключение и наше Отечество. Здесь бочка известна с древних времён и часто упоминается в качестве метафоры. Валентин Пикуль в своей книге «Жирная, грязная и продажная» писал о старых русских бондарях:

«Бочарным производством на Руси славилась Казанская губерния, особенно Козьмодемьянский уезд, где почти все деревни жили тем, что делали бочки. В те времена русские знали только одну рыбу — волжскую, и сто лет назад в Астрахань сходились бондари Костромы и Рязани, сколачивая под засол рыбы бочки на сумму более миллиона рублей. При этом за выделку бочки мастер имел два рубля, а хороший бондарь мог сколотить за день даже три бочки, — вот и прикиньте, сколь прибылен был этот народный промысел. Не лишне сказать, что для бочек годилась не всякая древесина, а лишь отборная, без сучка и задоринки. Под разлив вина и пива шел дуб, под смолу и деготь — сосна, осина годилась под насыпку сахара, ольха — для вологодского масла, а бочонки из липы употреблялись для хранения меда».

Очень много пословиц и фразеологизмов с упоминанием бочки зафиксировано в немецком языке. Неудивительно, ведь это страна любителей пива и вина. Приведём некоторые из знаменитого словаря Вандера. Они буквально обо всем, и во всём – образ бочки и вина: и о том, что поздно пить боржоми, экономить надо, когда есть что экономить – Wenn das Fass voll ist, muss man sparen, am Boden ist’s zu spät (Если бочка полна, нужно экономить, у дна уже поздно); и о том, что надо находить правильное решение с умом, не затрачивая лишнего труда: Wenn das Fass ein Spundloch hat, muss man die Dauben nicht zerbrechen (Если в бочке есть отверстие для затычки, не надо разбивать дощечки); и о том, что многие друзья остаются таковыми, только пока их угощаешь: Wenn die Fässer klingen hohl, sagen die Freunde: Lebe wohl! (Если бочки гудят пустотой, друзья говорят: Прощай!); и о том, что всё надо делать в своё время: Wenn im Fasse nicht mehr Wein, ziehe man die Reifen ein (Когда бочка пуста, можно подгонять обруч); и о том, что каков поп, таков и приход: Wie ein Fass, so der Wein (Какая бочка, такое и вино); и о том, что дорога ложка к обеду: Zu vollem Fass gehört en schönes Glass (К полной бочке подходит прекрасный бокал). И так далее и тому подобное. О людях, у которых всё есть, и денег куры не клюют, немцы всегда говорили, что они aus einem Fasse schöpfen (черпают из бочки).

Французы тоже употребляют пословицы, в которых фигурируют бочки, например: Tel qu'est le tonneau, tel est le vin, ou le cidre qui est dedans (Какова бочка, таково и вино или сидр, который там находится).

Хороша бочка полная, с крепким дном и крышкой. В немецких пословицах особо упоминается дно бочки: Jedes Fass braucht seinen eigenen Boden (Каждой бочке нужно собственное дно), Beim Fass ist der Boden keine Nebensache (Для бочки дно – не пустяк). Когда немец хочет сказать о чём-то, что совершенно неприемлемо и никуда не годится, он говорит Das schlägt dem Fass den Boden aus! (Это выбивает у бочки дно!).

Да, бочка без дна действительно никуда не годится. Сколько ни лей, ни сыпь, ничего не увезёшь и не сохранишь. Недаром это образ алчности у русского народа: Бездонную бочку не наполнишь, жадное брюхо не накормишь. Некоторые исследователи считают, что эта пословица связана с известной из античной мифологии бочкой Данаид. Как мы знаем из легенды, эту бочку невозможно наполнить. Данаиды – дочери ливийского царя Даная, а их у него было пятьдесят. Совпадение: у египетского царя было пятьдесят сыновей. Царь Египта задумал женить своих сыновей на Данаидах. Ливийский же монарх не хотел такого брака и подговорил своих дочерей убить мужей после свадебного пира. Дочери Даная сделали это, кроме одной, которой муж и вправду полюбился. Страшный гнев богов обрушился на Данаид, совершивших столь бесчеловечное преступление. В ужасном Тартаре они обречены вечно наполнять бездонную бочку, что у них, естественно, не получается. Так, образ бездонной бочки Данаид вошёл в крылатое выражение «Бочка Данаид», распространившееся по миру, которое обозначает «тяжёлый и бессмысленный бесконечный труд» сродни Сизифову из той же мифологии.

Слыша это выражение, мы, носители русского языка, без труда представляем сорокаведёрную дубовую бочку, которую сорок девять Данаид без конца наполняют вёдрами. А между тем, в греческом оригинале выражение πίθος των Δαναΐδων звучит как «пифос Данаид», а вовсе не бочка. И другое выражение «ненасытная бочка» (это уже о жадности) по-гречески άπληστος πίθος – ненасытный пифос.

Согласно «Словарю античности» (М.: Прогресс, 1989) пифосом древние греки называли
большой яйцевидный сосуд для хранения зерна из обожжённой глины, металла, дерева, часто заострённой формы; применялся ещё в минойской культуре. Особую художественную и историческую ценность представляют рельефные пифосы раннегреческого периода. Размер пифоса мог быть самым разным, в том числе он мог быть равен росту человека. Чаще всего речь идёт о керамических сосудах. По данным того же «Словаря античности», «бондарные работы в античности долгое время не выполнялись, бочарные дощечки соединялись тогда преимущественно с помощью ивового переплетения или лыка, металлические обручи для соединения ещё не применялись. В целом предпочитались глиняные сосуды (пифосы). Впервые бочки стали изготавливать во времена Империи в Галлии, а затем и повсеместно».

В глиняных пифосах хранили зерно, мёд, вино, оливковое масло и другие полезные продукты. Пифосы часто делали без украшений, поскольку их закапывали в землю или закрепляли в погребах. Подобный сосуд для сбраживания вина достигал высоты двух метров. И лишь после созревания вина пьянящий сок лозы из простого толстостенного сосуда переливали в красавицы-амфоры, изящностью форм которых мы восхищаемся до сих пор. Кстати, знаменитая бочка Диогена – это и был такой крупный пифос. Мало того, не менее знаменитый «ящик Пандоры» (англ. Pandora’s box) – вовсе не ящик, а o πίθος της Πανδώρας (пифос Пандоры). Пандора – это та самая любопытная женщина, которая открыла данный ей на хранение пифос (именно пифос – сосуд для хранения), и из этого сосуда вырвались все бедствия человечества, и лишь одна маленькая надежда осталась под крышкой.

В русском языке очень популярен образ затычки для бочки. У нас о человеке, без спроса, назойливо вмешивающемся в дела и разговоры других, насмешливо говорят «в каждой бочке затычка» или «каждой бочке затычка». Это справедливо. Говорят, в бочках затычки всегда подгонялись отдельно, так что для всех бочек одна затычка не подходила. Очень подходящий образ для тех, кто бестолково суётся все дела, хочет быть в центре внимания. Словари зафиксировали курское областное выражение: «К каждой бочке челком быть» (челок – затычка), которым обозначают человека, сующегося не в своё дело.

Интересно, но в других языках этот образ в данном случае не используется. Автору этих слов приходилось беседовать на данную тему с латышами и финнами, которые не могли вспомнить ничего подобного, связанного именно с тарой.

Пожалуй, ближе всего к русскому варианту фразеологизма «в каждой бочке затычка» находится французский эквивалент bouche-trou, что и означает «затычка», то есть вид укупорки (буквально это можно перевести как «заткни дырку»). Иногда переводят эту метафору тоже как «в каждой бочке затычка», но на самом деле французы вкладывают в неё несколько иной смысл. Во французских словарях bouche-trou определяется как человек или предмет, служащий только для заполнения пустого места, для фигурирования и для статистики, то есть, по-нашему, для галочки.

В других языках существуют схожие по смыслу с нашей «затычкой» фразеологизмы, тоже остроумные, но с тарой никак не связанные. В английском это have a finger in every pie (букв. тыкать пальцем каждый пирог). О навязчивом человеке, который хочет принимать участие во всём, что происходит, англичане также говорят: The bride at every wedding, the corpse at every funeral (Невеста на каждой свадьбе, покойник на каждых похоронах).

Любопытно турецкое выражение, в смысловом плане в целом соответствующее русскому «в каждой бочке затычка» – her boku maydonoz. Как бы это поделикатнее перевести? Скажем, так: в каждой какашке – петрушка. Есть более приличное выражение: Her lafa maydanoz olmak (В каждом слове петрушкой стать). Скорее всего, этот образ используют, поскольку петрушка, наряду с укропом и мятой, является неотъемлемой частью турецкой кухни, её по возможности добавляют во все блюда.

Вот до чего доводят пословицы о таре: начинаешь с бочки и затычки, а заканчиваешь Бог знает чем. Далеко может завести язык. Да и заканчиваешь ли? Выражения, в которых присутствует образ бочки, весьма многочисленны в разных языках, и наверняка наберутся интересные факты для ещё одной статьи о бочках в пословицах и афоризмах. Потому что бочка – гениальное изобретение человечества, трудно придумать форму, более совершенную, чем эта, для выполнения необходимых функций. Но формат статьи накладывает неизбежные ограничения, и автору этих строк самое время сказать словами визиря из блистательной «Повести о Ходже Насреддине» Л. Соловьёва: «Кувшин моих ничтожных мыслей показывает дно».


Автор:  Бредис Михаил, Главный редактор Unipack.Ru

Источник: Unipack.Ru

Все статьи рубрики Все статьиВерсия для печатиПоиск по разделу

Читайте по теме:

Все производители и поставщики продукции

Комментарии

16.11.2015 14:12Вера Бокарева

Михаил, очень увлекательный исторический и интернациональный рассказ о бочке получился )))

Обсуждение окончено

На портале представлено: предприятий видов продукции и оборудования
Зарегистрировано: пользователей
Мы в соцсетях:
Рейтинг@Mail.ru