Об упаковке - Для упаковки

Образ бочки в литературе и фольклоре

Добавить статьюПодписка на рассылкуПоиск по разделу

10.11.2014

Комментариев: 4

Есть предметы, которые, кажется, существовали рядом с человеком всегда. Один из таких предметов обихода – бочка. Сейчас бочки для хозяйственных нужд, конечно, бывают преимущественно пластиковые или металлические. Но мы чуть-чуть поговорим о деревянных бочках, что гораздо интереснее.

Мой прадед был астраханским бондарем, и бабушка часто говорила, что это считалось престижным ремеслом, что бондарей очень ценили и уважали.

Хороший бондарь должен быть и хорошим столяром, и хорошим жестянщиком, обладать плотницкими навыками, развитым пространственным воображением (уметь рассчитать требуемый объём), наконец, разбираться в сортах древесины. Потому что бочки изготавливают из разных пород дерева в зависимости от того, чем предполагается бочку наполнить.

Все знают, что для созревания, хранения и транспортировки вина, коньяка и виски лучше всего подходят бочки из дуба. Но не из всякого дуба – оптимальны три сорта (из трёхсот существующих в мире!). Танины, которые выделяет дуб, смягчают вкус вина, делают его бархатистым. При насыщении кислородом (через поры дуба), улучшающим работу дрожжей, вино теряет в весе (до 7%). Это убывание веса имеет очень красивое, поэтическое название – «доля ангелов».

В еловых бочках раньше хранили икру, сейчас их используют для засолки грибов. Также они годятся для перевозки различных жидкостей.

Сосновые бочки выделяют слишком много смолы, передают сосновый запах содержимому, поэтому для хранения пищевых продуктов непригодны (за исключением выдерживания особых видов вина). В бочках из сосны ранее перевозили дёготь, смолу и т.п.

Бочки из осины отлично переносят влияние влаги, поэтому в них удобно хранить сухие сыпучие продукты в сырых помещениях.

В бочках из ясеня хранят бальзамический уксус.

В дореволюционный период в России бочки из липы обычно использовали в качестве тары для зерна, муки и сахара. А для хранения сливочного масла лучшими считались бочки из ольхи.

А вот апельсины (пора, пора переходить к литературе!) в бочках никогда не хранили и не перевозили. Видимо, именно поэтому Великий Комбинатор Остап Бендер, герой романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой телёнок», желая деморализовать и выбить из колеи подпольного миллионера Корейко, отправил ему телеграмму, текст которой просто пульсирует безумием и задором: «Грузите апельсины бочках братья Карамазовы».

Нужны ли бондари сейчас?

В наше время деревянные бочки, как и двести лет назад, делают только вручную! Бочку собирают из деревянных планок, которые называются клёпками. Клёпки положено предварительно высушивать под открытым навесом – не менее месяца. Потом их пропаривают в специальной парилке, чтобы они стали гибкими. Особое искусство – плотно состыковать клёпки друг с другом.

Щели просмаливают. Клепки скрепляют деревянными или металлическими обручами. Вставляют в готовое изделие днище и крышку. После этого бочку подвергают обжигу на открытом огне. Заключительный этап – полировка и обработка бочки специальными составами.

Выгнутые стенки увеличивают прочность бочки и позволяют её катить, а не тащить на себе. «Катучесть» – удобное свойство тары, но и довольно опасное, что отражено, например, в стихотворении Е. Евтушенко «Качка» (1967):

«Качка!
Бочка прыгает по палубе, бросаясь на людей,
Качка!
Ей, ребята, и попали мы, а всё же не робей!
Качка!
Вылезайте из кают, а не то нам всем каюк!

Качка!
А глаза у гарпунёра, чумового горлодёра, напряглись, и чуб торчком,
Качка!
Молча сделав знак матросам, к бочке, мечущейся с тросом, подбирается бочком.
Качка!
И бросается, что кошка, рассекая толчею,
Качка!
Ибо знает, сволочь-качка, философию твою!

Качка!
Шкурой вызубрил он, рыжий, навсегда в башку вдолбя,
Качка!
Или ты на бочку прыгнешь, или бочка на тебя!»

Конечно, не о бочке эти стихи, да и не о качке. Скажем так, о противостоянии бедствиям и неприятностям. Образ бочки вообще тревожил умы писателей-шестидесятников, но об этом чуть ниже.

Общеизвестно предание о Диогене, древнегреческом философе-кинике, поселившемся в бочке в знак отрешения от земных благ. С Диогеном всё, к сожалению, не так просто: жить в бочке он никак не мог, не было в IV в. до н. э. бочек. Они появились уже у варваров (франков, германцев и галлов) в начале нашей эры. Так что «уйти от мира» древний грек мог разве что в глиняную амфору или в пифос. Но легенда о Диогене оказала большое влияние на русский менталитет и, соответственно, на фольклор и литературу как отражение этого менталитета.

До сих пор в ходу выражение «диогенова бочка». Во фразеологических словарях при толковании этого словосочетания непременно пишут о возвращении к природе, презрении к быту, отказе от материальных ценностей. Согласно преданию, Диоген даже ковшик для питья выбросил, когда увидел, что ребёнок пьёт воду из пригоршни.

Возьму на себя смелость предположить, что именно с легендой о Диогене и его, по сути, отшельничестве, в нашем сознании укоренилось, что бочка – это не просто тара, ёмкость для хранения и перевозки товаров, древнейший и нужный в хозяйстве предмет обихода, но и символ убежища, уединения и независимости от внешних условий.

Есть разные подтверждения такой трактовки образа бочки, но самое яркое – полузабытая в наши дни повесть-притча Василия Аксёнова «Затоваренная бочкотара», опубликованная в 1968 г. Произведение это столь же иронично, сколь и трагично, жанр его близок к антиутопии, написано оно на излёте периода, известного как «оттепель», написано жёстко, уже практически без иллюзий.

Несколько героев, представители разных профессий и социальных слоёв, едут из одного населённого пункта в другой на грузовике, в котором водитель перевозит бочкотару. В кузове трясёт, поэтому, перевернув бочки на попа, каждый из попутчиков забирается в свою «ячейку», и (поскольку дорога оказывается длинной, с заездами не туда и прочими приключениями) каждый переосмысливает жизнь. За время пути все участники повести успевают привязаться к бочкотаре. И… в финале повести оказываются не в силах с ней расстаться. Когда все они добираются до вокзала, с которого должны уехать в своё будущее на экспрессе «Север-Юг», выясняется, что бочкотару «не приняли» бюрократы. Бросить её – ту скорлупу, в которой герои повести провели важную для себя часть пути (читай – жизни), они уже не могут, разъединиться друг с другом – тоже. «Экспресс ушел, и свист его замер в небытии, в несуществующем пространстве, а мы остались на жарком и вонючем перроне». «Ну, что ж, поехали, товарищи, – тихо сказал Володя Телескопов, и мы полезли в ячейки бочкотары, каждый в свою...»

Ещё несколько важных цитат из повести:

«Бочкотара была в печальном состоянии от бесчеловечного обращения, от долголетнего забвения ее запросов и нужд – совсем она затарилась, затюрилась, зацвела желтым цветком, хоть в отставку подавай.»

«Бочкотара от невероятной Володиной езды и от ухабов проселочных дорог очень страдала, скрипела, трещала, разъезжалась, раскатывалась на части, теряла свое лицо.»

«Не знаю когда свидимся, потому что едем не куда хотим, а куда бочкотара наша милая хочет.»

Помилуйте, о бочках ли это? Это об абсурдных реалиях жизни и развития человека. И – о других людях, о том, что называют словом «окружение».

И всё-таки почему именно бочкотара? Почему не ящики, не коробки? Есть у меня одна версия на этот счёт. В 1963 г. Евтушенко написал пронзительное стихотворение «Граждане, послушайте меня» о солдатике на пароходе «Фридрих Энгельс», пытающемся спеть песню и застрявшем на первой строчке, так как «Граждане не хочут его слушать. Гражданам бы выпить и откушать».

Быть не может, чтобы Аксёнов этого стихотворения не знал. Заканчивается оно так:

«Эх, солдат на фоне бочкотары,
я такой же – только без гитары...
Через реки, горы и моря
я бреду и руки простираю
и, уже охрипший, повторяю:
"Граждане, послушайте меня..."

Страшно, если слушать не желают.
Страшно, если слушать начинают.
Вдруг вся песня, в целом-то, мелка,
вдруг в ней всё ничтожно будет, кроме
этого мучительного с кровью:
"Граждане, послушайте меня..."?!»

На мой взгляд, В. Аксёнов если не отвечает на это стихотворение своей повестью, то, во всяком случае, использует в своём произведении скрытую цитату из Евтушенко.

Возможна и ещё одна причина обращения писателя именно к этому образу – бочка всё-таки гораздо более подвижна, чем другие виды тары (а почему тара – понятно, тара – это защита от внешних воздействий): бочку легче представить себе живой.

Помните, в статье о бутылке я уже писала о том, что для русского языка, русского фольклора характерно одушевление предметов обихода? Бочка не стала исключением. Более того – бочка, как мы сейчас увидим, средствами языка весьма часто наделяется человеческими свойствами. Примеры такого антропоморфизма можно найти в детских загадках:

«Стоит толстуха —
Деревянное брюхо,
Железный поясок.»
«Сама я дубовая, а пояс мой ивовый.»
«Стоят вилы, на вилах-то бочка, на бочке-то кочка, у кочки махало, на кочке зевало, повыше мигала, а там лядина, в лядине скотина (человек).»

Думается, что неслучайно ввёл бочку в качестве действующего лица в одну из своих басен И. А. Крылов (обычно обращавшийся всё-таки к образам животных):

«Две Бочки ехали: одна с вином,
Другая
Пустая.
Вот первая себе без шуму и шажком
Плетётся,
Другая вскачь несётся;
От ней по мостовой и стукотня, и гром,
И пыль столбом;
Прохожий к стороне скорей от страху жмётся,
Её заслышавши издалека.
Но как та Бочка ни громка,
А польза в ней не так, как в первой, велика…»

Есть две теории происхождения басни как жанра, немецкая и американская. Согласно первой, главное в басне – повествование, а не мораль, а сама басня восходит к сказкам и мифам. Согласно второй – в басне мораль важнее повествования, басня связана с пословицами и поговорками и так же, как они, служит дополнительным аргументом в спорах. Басню Крылова «Две бочки» легче объяснять в соответствии с американской концепцией – тем более, известна и русская пословица, которая легла в основу крыловского текста: «Пустая бочка пуще гремит».

Пословиц и поговорок про бочку вообще великое множество: «к каждой бочке затычка», «набились, как сельди в бочку», «деньги на бочку», «человек – не бочка, гвоздём не заткнёшь» и др.

Всем читателям знакомы как минимум два произведения, в которых бочка упоминается не в аллегорическом смысле. В них рассказывается об альтернативных способах использования бочки. Первое произведение – «Сказка о царе Салтане» А. С. Пушкина (1831 г.).

«Прочитали вслух указ,
И царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили,
Засмолили, покатили
И пустили в Окиян –
Так велел-де царь Салтан.
В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет…».

Второе произведение, тоже содержащее информацию о бочке как средстве передвижения по воде, – русская народная песня «Славное море – священный Байкал»… Начинается песня так:

«Славное море – священный Байкал,
Славный корабль – омулёвая бочка.
Эй, баргузин, пошевеливай вал,
Молодцу плыть недалёчко.»

В основе текста этой песни – стихотворение «Думы беглеца на Байкале» сибирского автора Д. П. Давыдова, смотрителя училищ Верхнеудинского округа, участника Северо-Восточной Сибирской экспедиции Российской академии наук. Публикуя в 1858 г. эти стихи в еженедельной газете частной золотопромышленности, горно-заводского и фабричного дела «Золотое руно», выходившей в Санкт-Петербурге, Давыдов снабдил текст комментарием о том, что беглые каторжники «с необыкновенной смелостью преодолевают естественные препятствия в дороге. Они идут через хребты гор, через болота, переплывают огромные реки на каком-нибудь обломке дерева, и были примеры, что они рисковали переплывать Байкал в бочках, которые иногда находят на берегу моря и в которых рыболовы солят омулей» (цитируется с сайта «Библиотека сибирского краеведения»).

Трудно представить себе, как может плыть по воде бочка с человеком. Но на неофициальном сайте г. Темникова ветеран Великой Отечественной войны И. Е. Зайцев в 2011 г. рассказал, что он с товарищем переправлялся в 1942 г. в бочке через Керченский пролив, утверждал, что бочка их спасла и что это самый яркий эпизод его фронтовой жизни.

Также доподлинно известно несколько случаев использования деревянной бочки экстремалами в качестве плавсредства для спуска с Ниагарского водопада. Например, в 1901 г. безработная учительница Энни Эдсон Тейлор 63-х лет, желая прославиться, спустилась в бочке с пятидесятиметровой «Подковы» (одного из трёх ниагарских водопадов). Она выжила, но, увы, не разбогатела. И сказала, что не повторила бы попытку ни при каких обстоятельствах.

Вероятно, стоит назвать несколько более спокойных способов использования бочки не по прямому назначению.

Весьма популярна фитобочка – её делают из сибирского кедра. Фактически это сауна для принятия паровых ванн.

Огромны возможности применения отслуживших бочек в интерьере – из них изготавливают стильные столики и кресла, скамейки и стулья, домики для домашних питомцев и многое другое.

Что-то в ней есть такое – в деревянной бочке, что жалко её выбрасывать… Может быть, к пониманию этого нас и подводит В. Аксёнов в финале своей повести:

«Плывет Бочкотара в далекие моря, а путь ее бесконечен.
А в далеких морях на луговом острове ждет Бочкотару в росной траве
Хороший Человек, веселый и спокойный.
Он ждет всегда».


Автор:  Бушмаринова Екатерина, Автор Unipack.Ru

Источник: Unipack.Ru

Все статьи рубрики Все статьиВерсия для печатиПоиск по разделу

Читайте по теме:

Все производители и поставщики продукции

Комментарии

11.11.2014 00:05vlulyanov

Спасибо! Интересно. Надо сказать, что до начала ХХ века бочка и корзина были во всем мире основными видами тары для продовольствия. Сейчас же во всем мире крайне не хватает бондарей. Виноделы мучаются. Где-то прочитал, что в "Фаногории" стали их готовить. И вроде даже стали поставлять бочки на экспорт.

11.11.2014 13:43Клавдия

Отличный литературный язык, прекрасное композиционное построение статьи и ряд фактов, мне до сих пор неизвестных. Рекомендую к прочтению.

11.11.2014 15:17vlulyanov

Кстати. С бочкой (в т. ч. омулевой) все понятно. А что есть "баргузин"? В детстве (в 50-е, а тогда эту песню часто по радио транслировали), я не понимал. Считал, что некий человек, который какой-то должен этот вал пошевеливатью Позже услышал, что это ветер с Баргузинского залива. "Прогуглил"сейчас - все сходится.

11.11.2014 15:26vlulyanov - автору

Кстати, сударыня. Вы тут заявили, что Ваш дед был бондарем. Девичья фамилия моей матушки (царство ей небесное!) Бачурина. Вот ненароком узнал, что "бачар", "бочар" - это тоже от бочки. Так что, предки у нас занимались одним очень уважаемым делом. Кстати, тут, на портале можете посмотреть, как я спорю с самим Фасмером (!?), что слово "бочка", скорее всего, происходит от слова "бок", а не от того, что данный уважаемый этимолог предлагает. Возможно, я не прав, но идея нравится.

Обсуждение окончено

На портале представлено: предприятий видов продукции и оборудования
Зарегистрировано: пользователей
Мы в соцсетях:
Рейтинг@Mail.ru