Об упаковке - Для упаковки

Олимпиада-80 сквозь призму упаковки

Добавить статьюПодписка на рассылкуПоиск по разделу

29.07.2010

Комментариев: 9

Российские СМИ сейчас активно обсуждают политическое, историческое и культурное значение Московской Олимпиады, тридцатилетний юбилей которой отмечается в эти дни. Редакция портала Unipack.Ru решила поддержать этот тренд рассказом об упаковочных новациях, которые Олимпиада-80 подарила советским гражданам.

Не ударить в грязь лицом

Подготовка к Олимпиаде-80 началась в 1976-м, за четыре года до её начала. Перед Оргкомитетом советской Олимпиады была поставлена непростая задача - наглядно продемонстрировать всему миру преимущества развитого социализма. Для решения этой задачи, помимо прочего, требовалось обеспечить города Олимпиады (Москву, Ленинград, Таллин, Минск и Киев) продовольствием олимпийского уровня.

В этом году Олимпиада-80 "отмечает" 30-летний юбилей

Советские чиновники понимали, что «родному» общепиту в полной мере не справиться с олимпийским сервисом. В результате при поддержке правительства было принято решение значительную часть продовольствия закупить за рубежом, а также начать в СССР производство запрещенных ранее «капиталистических» товаров.

Пепси и Кола в большой политике

Первым западным продуктом массового спроса, который, преодолев «железный занавес», прорвался на советский рынок, стала «Пепси-Кола». Впервые вкус сладкой «пепси» советские граждане оценили на Американской национальной выставке, проходившей в 1959 году в Москве, где этот напиток разливался на фирменном стенде. Тогда многие американские компании из политических соображений отказались представлять в Москве свою продукцию. Однако вице-президент компании «ПепсиКо» по международным операциям Дональд Кендалл, понимая необходимость освоения новых рынков (в борьбе за американский рынок «Пепси» проигрывала «Кока-Коле»), решил «сделать ход конем».

Находчивый мистер Кендалл попросил своего большого друга и по совместительству вице-президента США Ричарда Никсона в день открытия выставки подвести к киоску «Пепси» генерального секретаря ЦК КПСС Никиту Сергеевича Хрущёва. Будущий президент США сдержал обещание. Генсеку «Пепси» очень понравилась, он с удовольствием выпил полдюжины стаканчиков прохладительного напитка. Вездесущие папарацци запечатлели сие эпохальное событие, и Никита Сергеевич со стаканчиком «Пепси» попал на обложки многих ведущих западных изданий.

Несмотря на столь очевидный успех, прошло более десяти лет, прежде чем было достигнуто соглашение о производстве и продаже «Пепси-Колы» в СССР. В 1972 году компания заключила бартерную сделку, в рамках которой стала дистрибьютором водки «Столичная» в США в обмен на поставки концентрата «Пепси» в Советский Союз. А в 1974 году в Новороссийске открылся первый советский завод по розливу «Пепси».

Такое положение вещей не устраивало производителей «царицы полей» - «Кока-колы». Дело в том, что газированный «символ Америки», начиная с 1928 года, являлся официальным напитком олимпийских состязаний. В преддверии Московской Олимпиады президент «Кока-Колы» Дж. П. Остин, пользуясь близостью к новому президенту США Джимми Картеру, смог пробиться на прием к советским руководителям и договориться о возможности выпуска своей продукции в СССР. Правда, во избежание конфликта с Кендаллом «Кока-Коле» позволили выпускать только «Фанту». «Кока-кола» успела заключить соглашение с советским правительством до того, как США начали бойкот Олимпиады-80 из-за ввода советских войск в Афганистан, поэтому приехавшие на Московскую Олимпиаду зрители могли в равной мере наслаждаться и «Пепси», и «Фантой». Небольшое количество «Кока-колы» в красных алюминиевых банках с олимпийской символикой также продавалось в некоторых барах и ресторанах столицы. Значительную долю олимпийских «Пепси» и «Фанты» произвел Московский пиво-безалкогольный комбинат, специально построенный к Олимпиаде.

«Пепси» и молочная бутылка

Брендовые напитки разливались в нестандартные бутылки емкостью 0,33 литра, изготовленные из прозрачного стекла. Бутылку «Пепси» можно было узнать по яркой сине-красно-белой этикетке с русскоязычной версией логотипа. «Фанта» обращала на себя внимание контрастным сочетанием оранжево-апельсинового фона и темно-синего лого, а также динамикой диагонально ориентированной композиции.

Бутылки имели нестандартную для советских широт цилиндроконическую форму. Видимо, эта форма приглянулась советским производителям тары для молочной продукции, потому что в середине 80-х дизайн советской молочной бутылки существенно преобразился: плавный переход от цилиндрического тулова к зауженному горлу сменился более резким, угловатым переходом к коническому горлу.

Бутылочка заветного «Пепси» стоила 45 копеек, 10 копеек из которых составляла залоговая стоимость склянки. Особо практичные советские граждане имели возможность обменять «пепси»-тару на деньги в пунктах приема стеклопосуды. «Детишкам на молочишко», так сказать.

Славненький «Фанты» стаканчик

На олимпийских объектах «Фанта» продавалась в специальных фирменных палатках, привезенных из Германии. Освежающий напиток разливался в яркие одноразовые стаканчики с олимпийской символикой. Для большинства советских потребителей одноразовая посуда была почти экзотикой: ведь даже в автоматах с газировкой красовался одинокий граненый стеклянный стакан!

Одноразовая посуда, изобретенная американцем Уильямом Дартом, внедренная в конце 1950-х годов в производство в США, начала выпускаться в Советском Союзе в 1960-х. Однако она не получила широкого распространения из-за низкого качества, блеклого внешнего вида и главное - неразвитости в СССР системы фаст-фуда. Одноразовую посуду из пластика и бумаги, которая отвечала европейским стандартам качества, в России начали производить только с середины 1990-х годов.

Советский «чуингам»

«Чавкая чуингамом, печатая каучук, за волосы дочь Вьетнама волочит неокучум!» - так резко «продернул» жевательную резинку, непременный атрибут пайка американского солдата, советский поэт Андрей Вознесенский. В Советском Союзе жвачка была запрещена к производству как идеологически вредный продукт. Власти всячески внушали советским людям отвращение к жвачке как символу «легкой и бездумной жизни». Однако запретный плод всегда слаще: обладатель импортной жевательный резинки считался среди советских подростков настоящим небожителем. Одну пластинку жевали всем классом, а то и всем двором, а яркие фантики являлись предметом гордости и бережно сохранялись.

Трагедия, произошедшая во Дворце «Сокольники» на товарищеском матче между юниорами Канады и ЦСКА в марте 1975 года заставила советские власти всерьез задуматься о целесообразности запрета. В тот день около двух десятков человек погибло в давке, когда канадцы начали раздавать советским болельщикам жевательную резинку. Советское правительство не могло остаться безучастным. А тут еще и Олимпиада подоспела. В результате в 1976 году Совет министров СССР принял решение снять существующие запреты и начать производство советской жевательной резинки.

Одними из первых на министерскую директиву «освоить производство жевательной резинки» отреагировали фабрика «Ереванские сладости» и Таллинская кондитерская фабрика «Калев». Эстонская жвачка под названием «Калев» представляла собой сладкий параллелипипед, завернутый в яркий фантик. По качеству и дизайну она значительно уступала зарубежным аналогам. Так, зарубежные жвачки были цветными, дольше сохраняли вкус и аромат, и - о чудо! - сопровождались красочными картинками-вкладышами, которые еще в 30-е годы придумал «отец американской жевательной резинки» Уильям Ригли. Несмотря на это, ажиотаж вокруг жевательной новинки был огромный. Школьники даже с уроков сбегали, чтобы занять очередь в магазине.

К Олимпийским играм линия по производству жевательной резинки мощностью 1,65 тыс. тонн в год была установлена на московской фабрике «РотФронт». Первые 30 килограммов жвачки трех сортов (клубника, апельсин и мята) сошли с конвейера в июне 1979 года. В одной продолговатой пачке лежало пять драгоценных жевательных пластинок, каждая была обернута в фольгированную бумагу и цветной фантик весьма скромного дизайна. По сути, советские производители позаимствовали концепт продукта и упаковки у знаменитой «Wrigley’s». Ведь именно Уильям Ригли в 1906 году предложил изменить форму жевательной резинки, разделив традиционный для того времени брусочек на пять отдельных пластинок. А чтобы пластинки не прилипали друг к другу, Ригли завернул каждую в вощёную бумагу. К началу 80-х чуть ли не каждая советская кондитерская фабрика выпускала нечто подобное жевательной резинке. Однако в 90-е в условиях постперестроечной России практически все фабрики по производству «жвачки» были закрыты.

«Удобнее, эргономичнее и ярче»

Закупка зарубежного продовольствия для Олимпиады была поручена финнам. Благодаря их расторопности уже в начале лета 1980 года в магазинах Москвы и других олимпийских городов появились дефицитные «заморские» продукты в диковинных упаковках.

Безусловным лидером в борьбе за внимание «олимпийского» потребителя стали именно импортные продукты. Зарубежная упаковка побеждала советскую, реализуя на свой манер ключевой принцип олимпийских состязаний: «Быстрее, выше, сильнее». «Удобнее, эргономичнее и ярче» - таков был секрет успеха импортной «олимпийской» упаковки.

Зарубежные коробочки, баночки, стаканчики и бутылочки очаровали советского потребителя новизной и удобством формы, броским и оригинальным дизайном, необычностью упаковочных материалов. «Скромное обаяние» зарубежной упаковки было настолько сильным, что советские граждане всячески стремились продлить «жизнь» красивых оберток, баночек и пакетиков даже после использования их содержимого.

Новозеландское масло и фигуристые баночки фруктовых финских джемов с нарядными этикетками в равной мере радовали вкусовые и зрительные рецепторы советских потребителей. 200 граммовые треугольные пакетики сока югославской марки «Дона» и финской марки «Марли», покрытые яркой цветной фольгой, каждый - с трубочкой, казались чем-то нереальным. Ведь на тот момент в Советах основным видом «соковой» тары была громоздкая трехлитровая стеклянная банка!

Своеобразная гигантомания была характерна и для измерения колбасной продукции. Советских граждан, привыкших оперировать понятиями колбасного «батона» или «палки», немало удивили аккуратные и удобные в употреблении нарезки финского салями и сыра в вакуумной упаковке. Принцип вакуумной упаковки для пищевых продуктов был придуман французским ученым Анри де Пуа ещё в далеком 1938 году. В 1939 году термоусадочную упаковку стали выпускать в США, а в 40-х годах такой пакет, но уже изготовленный из пластиковой пленки, пришел в Европу. После Олимпиады в СССР была предпринята попытка внедрения европейских технологий вакуумирования, в частности - вакуумирования овощей. Однако камнем преткновения стала многослойная пленка для вакуумной упаковки. Технологию производства такой пленки западные компании держали в секрете и предлагали уже готовый материал к поставке под государственный заказ. Этот вариант не устроил советскую сторону, и проект заглох.

Но особенно Олимпиада осчастливила мужскую часть советского населения. К Олимпийским играм советские табачные фабрики по американской лицензии начали производить легендарные «Мальборо», а финны завезли в СССР настоящее импортное пиво в алюминиевых банках.

Советские пивовары к началу Олимпиады попытались наладить собственное производство пивных банок. Так, в 1980 году в Москве для пива «Золотое кольцо» была впервые изготовлена жестебанка (паяная из жести с импортной крышкой). Однако в том же году она была снята с производства как неудачная.

Вместо послесловия

Безусловно, Олимпиада не смогла кардинальным образом изменить упаковочную отрасль советской державы, жившей по законам плановой экономики, не «обезображенной» маркетингом. Однако «олимпийская» упаковка дала советским упаковщикам ориентиры для совершенствования и развития, которые в полной мере реализовались в условиях постсоветской России.


Автор:  Архангельская Ксения, Независимый бренд-консультант, доцент кафедры маркетинга и международного менеджмента УрГЭУ

Источник: Unipack.Ru

Все статьи рубрики Все статьиВерсия для печатиПоиск по разделу

Читайте по теме:

Все производители и поставщики продукции

Комментарии

29.07.2010 12:09Sava

Где-то прочитал, что когда в Сосетском Союзе появилась Пепси-кола, то наши захотели создать аналоговый напиток. Так появился "Байкал".

29.07.2010 12:20Люба

Да, Хрущев здорово прорекламировал «Пепси», да еще с полдюжиной стаканчиков))

29.07.2010 13:20N

Про "Байкал" действительно все так, его создавали как "наш ответ Пепси". Но, кстати, по вкусу не совсем похоже - наш "пенный напиток", кажется, натуральнее.

29.07.2010 15:24Сергей

Посмотрел на пачку Мальборо на картинке и на аналогичную современную, лежащую у меня на столе, и подумал: а ведь это одна из немногих марок, дизайн упаковки которых вообще не меняется!

29.07.2010 15:40Alena

Дмитрий Медведев отдал распоряжение учредить медаль "В память 30-летия Игр XXII Олимпиады 1980 года". Первые памятные награды будут вручаться во время работы международного форума "Россия – спортивная держава", который сегодня официально стартует в Москве.

29.07.2010 16:10Радистка Кэт

И кому они будут вручаться?

01.08.2010 21:54vlulyanov - Сергею

Дизайн "Мальборо" менялся раньше. Можно прочесть: Т. Хайн. "Все об упаковке".

03.08.2010 15:46Ксения_Арх

Дизайн упаковки "Мальборо" изменился, когда в 1954 проводилось перепозиционирование бренда с женской аудитории на мужскую. Белую мягкую пачку, заменили известной ныне всему миру красно-белой твердой пачкой флип-топ.

03.08.2010 16:49Олег

Сегодня в Советском спорте читал воспоминания Евгения Ловчева о Олимпиаде. Так он тоже первым делом вспоминал Мальборо, финские продукты, колу и сок в треугольных пакетиках.

Обсуждение окончено

На портале представлено: предприятий видов продукции и оборудования
Зарегистрировано: пользователей
Мы в соцсетях:
Рейтинг@Mail.ru